Игорь Росоховатский. Сражение






16 апреля 2260 года все было готово к штурму. Танковые части заняли позиции, на аэродромах сосредоточились эскадрильи гравилетов, с лязгом распахивались дверцы контейнеров с термоядерными бомбами...
Командующему доложили, что наконец-то прибыл один из высших Командиров противника с донесением.
- Проводите его сюда, - обрадовался Командующий.
Он шагнул навстречу вошедшему и крепко обнял его. Они были знакомы давно.
- Ну, какие вести? - спросил Командующий.
- К нам подошло танковое соединение Градова. Оно ударит в центре. А на правом фланге для усиления нам придана группа Зимина.
- А с воздуха? - спросил Командующий.
- Почти без изменений. Разве что еще две эскадрильи бомбардировщиков ждут в резерве.
- На тебя Центр возлагает особые надежды, - напомнил Командующий.
- Мои разведчики не подведут. Ждем твоего сигнала.
Командующий скользнул взглядом по телеэкранам. На одном из них виднелась в отдалении темная зубчатая полоса.
- Жаль леса. Взрывной волной его весь повалит...
- Ничего не поделаешь, - вздохнул Командир, - Тесно стало в городах Южной полосы. Нужны новые места для расселения...
- Я провожу тебя, - сказал Командующий.
Они пошли вместе к взлетной площадке мимо минометных установок, где лежали тяжелые "чушки" с ядерной начинкой, мимо бронетранспортеров, на которых ринутся в пекло передовые части. Командир внимательно осматривал боевую технику, и Командующий, не выдержав, высказал затаенную мысль. Начал он с вопроса:
- Ты бывал в военных музеях древности на Земле?
- Бывал, конечно, - ответил Командир.
- Невольно сравниваю нашу военную технику с той, старой, особенно с техникой конца двадцатого века. Никак не могу отделаться от мысли, до чего же они похожи...
- Ну и что в этом особенного? Одно и то же назначение - сметать преграды на пути штурмовых отрядов, - пожал плечами Командир.
- Но тогда возникает вопрос - неужели за три столетия мы, люди, так мало изменились?
- Видимо. Может быть, это и хорошо. А ты как думаешь?..


...Командующий наблюдал из блиндажа, как справа горизонт начал расцветать оранжевыми цветами. Там медленно всходило большое светило этой негостеприимной планеты, которую прорезали в разных направлениях вулканические гряды. Все они сходились к единому центру - земляне назвали его Зоной активности. Колонии людей на планете разрастались, но вулканы периодически разрушали постройки, лава заливала лаборатории и поля.
Командующий бросил взгляд на часы и нажал кнопку на пульте. В светлеющее небо планеты вонзилась красная ракета...
В то же мгновение почва завибрировала под ногами. Это двинулись танки. Над ними пронеслись эскадрильи гравилетов.
На склоне горы, занятой противником, тоже показались танки. Столбы взрывов превратили рассвет в нестерпимо пылающий день. Термоядерные бомбы и мины ударили по зоне вулканической активности - точно в места, указанные сейсмологами. Одновременно с танков в пробуравленные скважины заливались растворы. Быстротвердеющие комья оседали на струях пара, опускались в багровое клокочущее варево. Отряды разведчиков на транспортерах, оборудованных многоканальными станциями наводки, следили за ходом операции, корректировали ее.


Штурм Зоны продолжался шесть с половиной часов, а подготовка к нему заняла несколько лет, и в ней участвовали ученые Земли, Луны, Марса и Венеры. Последний вулкан был укрощен.
Когда обе армии, действующие с двух противоположных сторон Зоны, соединились и Командующий встретился со своим другом, был уже полдень.
- Победа! - сказал Командующий, указывая на табло.
- Полная победа, все точки подавлены, - подхватил Командир, улыбаясь во весь рот. Он наклонился к Командующему и так, чтобы не слышали окружающие, сказал: - Надеюсь, теперь тебя уже не мучит вопрос, насколько изменились люди за три столетия?
Командующий покачал головой, упрямо выдвинул подбородок:
- Вопрос остался. И на него еще предстоит ответить...
- Да ведь это не так существенно, - с категоричностью, свойственной молодости, ответил Командир. - Да, кстати, кажется, в те времена слово "противник" обозначало нечто иное, чем сейчас...
Игорь Росоховатский. Сражение